История дела

В середине 90-х ростовский предприниматель Владимир Базиян запустил в Новочеркасске заводы «Эскорт» и «Актис». В 2017 году оба предприятия обанкротились, а предпринимателя привлекли к субсидиарной ответственности по долгам «Актиса». В итоге дошло и до личного банкротства (дело № А53-31352/2016). Чтобы покрыть хотя бы часть долгов бизнесмена, в конкурсную массу включили единственную квартиру должника, которая, как и весь бизнес Базияна, находится в Новочеркасске. Предприниматель с этим не согласился и подал заявление об исключении квартиры из конкурсной массы.

В начале 2019 года Арбитражный суд Ростовской области отказал предпринимателю в этом. Базиян не смог доказать суду, что он сам и члены его семьи на самом деле живут в спорной квартире. Кроме того, суд указал на наличие у Базияна объективной возможности проживания в элитной столичной квартире в Романовом переулке, принадлежащей его супруге Елене Базиян.

Апелляция и кассация с этим подходом согласились, но не согласился Чешский экспортный банк, которому Елена Базиян задолжала по договору поручительства. Банк подал кассационную жалобу в Верховный суд: его представители настаивали, что из-за решения нижестоящих инстанций банк не сможет взыскать долг с Елены Базиян за счет продажи московской квартиры.

Позиция ВС: роскошь – это не приговор

Предприниматель мог быть заинтересован в том, чтобы квартира жены была освобождена от притязаний банка, поэтому он занимает пассивную процессуальную позицию и не доказывает свое фактическое проживание в Новочеркасске. По мнению Верховного суда, судам нужно было проверить эту версию. А потому решения по делу были приняты с ошибками.

Коллегия по экономическим спорам указала, что для правильного разрешения спора нужно было привлечь к его разрешению всех заинтересованных лиц: Владимира Базияна и Елену Базиян, их детей, кредиторов каждого из супругов. После этого следовало решить, кто из членов семьи обладал правом пользования той или иной квартирой. И лишь только после этого суд должен был определить помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, и решить, московская это квартира или новочеркасская. «При этом суду нужно было исходить из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище супругов-должников и членов их семьи», – указал ВС.

При этом Верховный суд воздержался от однозначного вывода о том, что московская квартира супруги является чрезмерным, или роскошным, жильем. Экономколлегия вспомнила о Постановлении Конституционного суда 2012 года № 11-П, в котором тот предписал внести в закон необходимые поправки как раз на случай, когда единственное жилье явно больше и дороже, чем необходимо для нормальной жизни. Но законодатель к этому вопросу так и не вернулся, поэтому и правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, а критерии его определения не закреплены. Значит, спор о квартирах при новом рассмотрении в АС Ростовской области будет решаться не на основании критерия «роскошная или нет».

Материал портала  pravo.ru