Бывает, что жилой дом, принадлежавший одному из супругов до брака, в период совместной жизни преображается за счет семейного бюджета, что увеличивает его рыночную стоимость. И при разделе имущества, нажитого в браке, у каждого из супругов возникает свой интерес: тот, кто первоначально владел домом, не хочет, чтобы его признавали общим имуществом и делили, а второй супруг считает иначе. С этой ситуацией и столкнулись суды. 

Грандиозная стройка и развод

В 1998 году Ильгиз Саулин* купил дом площадью 10,1 кв. м в селе Азикеево и получил у местных властей разрешение возвести коттедж на этом месте. Кроме того, чиновники предоставили местному жителю в пожизненное наследуемое владение 0,2 га земли вокруг приобретенной недвижимости. Через год после сделки Саулин снес купленный дом и построил новый на 17,2 кв. м.

В 2000 году Саулин женился на Гульнаре Рафулиной*. За время их брака вся земля перешла в собственность мужа, а дом по документам расширился до 66,7 кв. м. Но фактически недвижимость оказалась еще больше – она стала занимать 169,3 кв. м, включая пристройку с летним кафе.

В феврале 2017 года супруги развелись, что зафиксировали решением мирового судьи судебного участка № 2 по Белорецкому району Республики Башкортостан. А уже после этого они стали в отдельном процессе делить жилье. Эксперт из ООО «Бюро независимых экспертиз и оценки» подтвердил, что фактическая площадь дома составляет 169,3 кв. м, а цена недвижимости за время брака супругов выросла на 1,2 млн руб.

Суды пришли к разным выводам

Первая инстанция постановила, что часть дома размером 17,2 кв. м относится к личному имуществу Саулина, как и участок 0,2 га. А право собственности на зарегистрированные 66,7 кв. м суд решил поделить в пропорции: 63/100 – мужу, а 37/100 – жене (дело № 2-1408/2018 ~ М-1260/2018).

Апелляция отменила акт первой инстанции и решила разделить пополам между сторонами всю фактическую недвижимость площадью 169,3 кв. м, включая пристройку (дело № 33-937/2019 (33-26012/2018;)). В обоснование такого решения Верховный суд Республики Башкортостан сослался на то, что имущество каждого из супругов можно признать их совместной собственностью, если в период брака оно значительно улучшалось (ст. 37 Семейного кодекса).

Верховный суд не согласился с выводами апелляции, указав на то, что часть дома размером 17,2 кв. м Саулин построил еще до брака, поэтому это его личное имущество. По мнению судей ВС, в таких случаях нужно учитывать и объем личных средств, которые каждый из супругов вложил в улучшение активов (дело № 49-КГ 19-51). 

Кроме того, ВС обратил внимание на то, что стороны дела не просили делить пристройки к дому. Учитывая перечисленные обстоятельства, тройка судей ВС под председательством Александра Кликушина постановила отменить акт апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в ВС Башкирии (пока еще не рассмотрено).

Очень часто в подобных делах проблемно разграничить личное и совместно нажитое имущество, а в итоге распределить доли супругов. Это связано и с жизненными обстоятельствами (долгое совместное проживание, покупка активов ещё до регистрации брака), и с процессуальными (сложность доказать разграничение имущества). 

Из-за этих причин суды часто не вникают в суть проблемы и делят активы просто в равных долях, иногда просто отказываются его разделять, поясняет эксперт. «Поэтому необходимо всегда обращать внимание на формальную сторону оформления имущества, несмотря на доверительные отношения пары». 

Сложно бывает и найти документы, которые подтвердят принадлежность денег, потраченных на ремонт: «Приходится собирать косвенные доказательства». Некоторые недобросовестные лица оформляют займы, расписки и договоры дарения от близких друзей и родственников задним числом, лишь бы увеличить свою личную часть в имуществе, которое делят.

 * – имена и фамилии изменены редакцией. 

Материал портала Право.ru